Луганск Среда, 17 апреля
Общество, 24.02.2024 11:21

«Я понимал: что-то будет»: военкор Александр Коц вспомнил о том, как застал СВО под Луганском

О первом бое и попытке ВСУ атаковать село под Луганском в ночь с 23 на 24 февраля 2022 года рассказал военкор Александр Коц.

24 февраля 2024 года исполняется два года со дня начала специальной военной операции России по защите мирного населения Донбасса и Новороссии от неонацистского киевского режима, в рамках которой Луганская Народная Республика вошла в состав Российской Федерации.

Сегодня многие общественные деятели вспоминают о том, как два года назад разворачивались события, рассказывают о том, с какой гордостью за Родину восприняли это смелое решение президента, вспоминают тех, кто отдал свои жизни на пути к укреплению Русского мира и защите интересов Родины.

Среди них - военный корреспондент Александр Игоревич Коц, который застал начало СВО в районе села Николаевка, что в восьми километрах от Луганска, вместе с коллегой Евгением Поддубным. Там как раз проходила демаркационная линия, которой являлась река Северский Донец и которую первыми при поддержке артиллерии попытались пересечь украинские формирования. Это лишний раз подтверждает то, почему началась СВО: Россия разузнала о планах Киева вторгнуться на территории ЛНР и ДНР, независимость которых признала несколькими днями ранее.


Николаевка - в районе этого села находился Александр Коц, когда началась спецоперация. Карта: «РИА Новости»

- В очередную командировку в Донецк я приехал 19 февраля 2022-го. Я понимал: что-то будет. Но не знал наверняка. После признания независимости Луганской и Донецкой народных республик я был уверен, что теперь мы просто введем войска по просьбе законного правительства ЛДНР, чтобы предотвратить катастрофу. Давление со стороны Украины на линию разграничения нарастало. Было видно, что Киев всерьез способен начать наступательную операцию - концентрация ВСУ в те дни у границ республик была запредельная.

В ночь на 24 февраля я оказался под Луганском, на берегу Северского Донца. Две украинские ротно-тактические группы по 70 человек форсировали на лодках естественный рубеж обороны, являвшийся тогда линией фронта. Основной их задачей, по словам луганских силовиков, было взятие под контроль двух господствующих высот, на которой находились опорные пункты Народной милиции ЛНР. И им удалось это сделать.

Меня с другом и коллегой Женей Поддубным этот бой застал недалеко от села Николаевка, которое и атаковали украинцы. Воздух разорвала трескотня десятков стволов. В небе прошелестели несколько реактивных снарядов, заработала артиллерия, темноту то и дело озаряли яркие вспышки разрывов.

Украинцы не стали атаковать в лоб, обойдя опорные пункты по флангам и начав зачистку дачного поселка, примыкающего к высоте. Они стремились обеспечить оборону понтонной переправы, которая уже была готова к развертыванию. Но закрепиться не удалось. Нападавшие ретировались, оставив на земле девять пробитых пулями и разорванных осколками тел, - вспоминает события в своем телеграм-канале Александр Коц.


Александр Коц. Фото: его телеграм-канал

Рассказал Александр Коц и о том, как специальная военная операция повлияла на него и на всю Россию. По его словам, за два года многие, и он в том числе, переосмыслили действительность и взгляды на некоторые решения: ожидания сменялись суровой реальностью - к примеру, тот факт, что ради сохранения жизней гражданских на той же подконтрольной Киеву территории СВО не закончится за несколько дней. Но одно, резюмирует военкор, осталось неизменным: чувство гордости за Россию, которая не бросила своих людей в беде, чувство одобрения тех способов и методов, с помощью которых будет добыта наша общая победа.

- Я растерянно листал новостные ленты, пытаясь осознать масштаб событий. Мало кто верил, что это будет именно так. Пусть и понимали многие, что ответ на геноцид русских в Донбассе лежит исключительно в военной плоскости. Ведь Минские соглашения не могли разрубить пропитанный кровью узел.  Более того, Россия потерпела бы сокрушительный имиджевый удар, впихнув Донбасс обратно на Украину. И она, антиРоссия, никуда бы не делась с периметра наших границ.

В те минуты мой телефон разрывался от других: «Ура! Победа!» - писали друзья-дончане. Восемь лет они терпели издевательства Киева. Восемь лет горя, смертей, лишений. В это утро каждый житель Донбасса закрывал свой личный счет. За малышню, погибшую под обстрелом на донецком карьере, за «горловскую Мадонну», за Славянск, за Моторолу…

Что я мог возразить этим людям? Да и не хотелось возражать. Еще в 2014 году я сделал то, чего репортер, как учат на журфаках, делать не должен во имя объективности, воспарения над схваткой и прочих высокопарных принципов, - я выбрал сторону. Сторону русского мира, близких мне ментально и культурно людей, таких же русских, как и мы с вами. И я не собирался играть в напускную объективность. Потому что и за моей спиной стояли Андрюха Стенин, Толя Клян, Антон Волошин, Игорь Корнелюк. Все, кто не дожил…

Эти смутные мысли роились в голове, когда я подъезжал к Донецку, бурлившему в ожидании избавления. Но оно не пришло ни в тот день, ни на следующий, ни через месяц. Многие надежды той незабываемой ночи сегодня кажутся невыносимо наивными. За полтора года мы узнали много нового - и не всегда приятного - о нашей стране, армии, о себе. Простодушие переплавлялось в цинизм, мечты - в разочарования, страхи - в усталость. Понимание, что легкой победы не будет, приходило не сразу.

И приходило очень болезненно для многих. Я в их числе. Но что не изменилось спустя два года, спустя 10 лет, так это чувство правоты и уверенность в выбранном пути. А Победа, как и дембель, неизбежна, - написал Александр Коц.

Владимир Журавлев

Читайте новости Луганска и ЛНР в Телеграм

Новости на Блoкнoт-Луганск
0
0